Cancel

Log In

You have not registered on Goodsurfing yet? Register

We do not publish anything without your consent

Password recovery


Password recovery

To the password reset link was sent.

Cancel

Registration

I accept the Goodsurfing Privacy Policy by clicking Register.

We do not publish anything without your consent

Volunteer

Opportunities and Benefits

Search on map Reviews from volunteers Hosts Quick application

Host Organization

Opportunities and Benefits

Volunteer base Reviews on volunteers Many applications Qualified volunteers

Registration

You have been successfully registered
Please fill in your profile to apply for projects

Contact us



Пор-Бажын. Путешествия на затерянный остров на границе с Монголией

October 13, 2020 / Volunteering

Верните мой 2007-й! Именно в этом году я отправился в своё первое путешествие со смыслом. Мир был огромен и хранил в себе много тайн, мы жили настоящим и получали удовольствие от самых обычных вещей. Да, этот рассказ о волонтёрстве в далёкой Туве пропитан ностальгией и основывается на воспоминаниях, которые по закону жанра носят только положительный характер.

Итак, на дворе был 2007 год, появился первый айфон, все смотрели Lost и Доктор Хаус, в России набирал популярность русский рэп, а рок ещё был жив. И в такой атмосфере я спокойно заканчивал второй курс исторического факультета Казанского университета, не особо думая о будущем. Где-то в самом начале весны на доске объявлений у нас на факультете появилось объявление с картинкой странного острова с развалинами, но я особо не обратил на него внимания. В разговорах с друзьями проскальзывало, что они собираются летом в какую-то экспедицию, но у меня особенно в голове эти беседы не откладывались, ведь я был очень далёк от всего этого, и к своим 18 на тот момент годам даже в поход не ходил.

 

Как же мне удалось попасть в экспедицию? Во всём виноват случай и скука. Мне не хотелось ждать друга на улице, и я решил составить ему компанию, пока тот вносит себя в список участников. Уже на месте в кабинете, где формировали списки, оказалось, что есть места в листе ожидания на тот случай, если кто-то откажется. Как оказалось, отказались многие. И в тот момент, когда я уже благополучно про всё забыл, мне позвонили и сообщили, что я еду в Туву на весь июль и что вылет через пять дней.

 

Перелёт

 

Оставшиеся дни я провёл в сборах в экспедицию, как я себе это представлял: купил рюкзак и армейские берцы, собрал какие-то свитера и рубашки. Подсказать мне что с собой взять особо было некому и меня спасло лишь то, что большинство необходимых вещей нам раздали в лагере.

 

В новеньких и неразношенных берцах я прибыл в Казанский аэропорт, где оказалось, что из Казани в эту экспедицию летит аж 50 человек. Но регулярного рейса из Казани в Кызыл, столицу республики Тува, не существовало, поэтому нам предстоял перелёт на чартерном, специально организованном для нас рейсе. И, хотя этот перелёт и сам по себе для меня уже был событием, самое интересное нас ждало впереди.

 

По прилёте на место мы увидели ещё сотню ребят с вещами, которым вместе с нами предстояла заброска в лагерь. Поскольку находился он практически на границе с Монголией и дороги туда нет, то забрасываться предстояло с помощью вертолётов.

Сколько их нужно, чтобы отвезти больше 150 человек и несколько тонн груза? Как оказалось, всего два. Правда, два самых больших вертолёта в мире – Ми-26, по прозвищу «корова».

 

Мы загрузились в брюхо к одному из этих огромных животных вместе с горой коробок с продовольствием и снаряжением и следующие полтора часа ничего не слышали. Потому как двигатели Ми-26 находятся фактически внутри салона и шум стоит такой, что услышать ничего невозможно. Смотреть в иллюминатор на бескрайнее море тайги в ревущем вертолёте — лучший способ начать экспедицию в России.

За последние 13 лет я побывал уже в десятках экспедиций и в сотне разных мест, но заброска в Пор-Бажын по-прежнему остаётся для меня самой необычной и вдохновляющей.

 

Лагерь

Лагерь, в котором мы оказались, был огромен. Он состоял из десятков армейских палаток, образовывающих целые улицы, называющиеся тут по именам городов, из которых прилетали участники. На Казанской, Санкт-Петербургской, Московской, и Кызыльской находились жилые палатки, а вот на Красноярской жили археологи.

 

Помимо жилых помещений, находились в лагере огромные палатки столовых, штаба, медпунктов, стояли душевые и даже были сделаны бани из сруба, оборудованы склады и палатки для проживания персонала экспедиции. И, помимо прочего, была сделана капитальная деревянная сцена с гримёрными помещениями. По всему лагерю было проведено электричество с освещением и розетками внутри палаток. Не было проблем и с уличным освещением. Питьевая вода была постоянно доступна в бочках, а в штабе можно даже было позвонить по спутниковому телефону.

 

Организаторы

 

Заброска на вертолётах, десятки палаток и обслуживание всего лагеря — это безумно дорого. Кто же выступил организатором всего этого проекта? Догадаться было несложно, так как и на вертолётах и на форме людей из штаба красовалась надпись «МЧС России». Сергей Кужугетович Шойгу родом из Тувы и на тот момент возглавлял это ведомство и был совершенно неравнодушен к экспедициям. По планам Пор-Бажын должен был стать точкой туристического притяжения в Туве.

 

Для того чтобы заниматься научной частью раскопок были приглашены специалисты из Института истории материальной культуры РАН и Московского университета. После опыта с Пор-Бажыном спустя два года Шойгу принялся за развитие Русского географического общества. Привлёк туда новых спонсоров и стал его президентом. РГО в современном виде, в котором мы его знаем с волонтёрскими программами, вырос именно из Пор-Бажынской экспедиции.

 

Крепость

 

Полевой лагерь находился у озера Тере-Холь. Это огромный водоём площадью почти в сорок квадратных километров и глубиной всего в полметра. Озеро совсем молодое и образовалось вследствие таяния вечной мерзлоты. Посередине водной глади и находится остров с древней уйгурской крепостью Пор-Бажын. Надо сказать, что крепость не всегда была островом. Но нам, для того чтобы попасть к месту раскопок, приходилось каждый день проходить около полутора километров по деревянному мосту, проложенному по дну озера.

 

Как показали данные раскопок, крепость Пор-бажын была обитаемой совсем незначительный промежуток времени и носила скорее культовый характер. К концу восьмого века влияние Уйгурского каганата в том регионе сократилось, а труднодоступность местности не привлекала другие государства к эксплуатации крепости.

 

Работа и развлечения

 

Эту древнюю крепость мы и раскапывали. Всего было организовано 5 раскопов, на которых нас всех из разных городов и вузов перемешали, чтобы мы лучше друг с другом перезнакомились. Учитывая наше количество, практически полностью раскопать всю крепость удалось за 2 лета – это были очень масштабные раскопки.

Режим стандартный для археологического лагеря: мы вставали в шесть утра, быстро завтракали и шли на раскоп. В 12 дежурные привозили перекус. А в три работа уже сворачивалась, и мы дружно возвращались в лагерь, чтобы принять душ и пообедать. В таком режиме мы работали 6 дней в неделю, воскресенье – выходной.

 

Работа на раскопе была классической – орудовать лопатой, чистить находки, возить грунт. Физический труд на открытом воздухе – что может быть лучше!

После обеда у нас было полдня свободного времени, которое мы использовали по полной. Когда в одном месте собирается очень много активных участников, занятия организуются сами собой: проходили целые чемпионаты по футболу и волейболу, десятки игроков засиживались за игрой в мафию до самого утра, организовывали праздники. Организаторы экспедиции проработали отличную культурную программу. Помимо лекций от учёных, по вечерам были концерты тувинских музыкантов и исполнителей горлового пения. Практически каждый день к лагерю приводили лошадей, чтобы можно было на них покататься. В общем, месяц прошёл незаметно и очень насыщенно.

 

Во что это превратилось

Первая экспедиция запоминается навсегда и всегда становится самой дружной. Соседи по палатке стали лучшими друзьями, с которыми мы встречаемся до сих пор. Ещё несколько лет после экспедиции мы большими компаниями ездили друг другу в Казань, Москву, Санкт-Петербург. И спустя 13 лет всё так же прекрасно общаемся и организуем встречи.

 

Пор-Бажынская экспедиция создала несколько семей, а количество детей, которые родились в этих браках можно считать в десятках.

 

Тогда, в 2007 году мы не использовали слово волонтёр, да и вообще этот термин был в новинку. Сейчас в 2020 году кажется само-собой разумеющимся привлечение волонтёров в археологические экспедиции. Тогда этому все только учились. Очень многое изменилось в выездном волонтёрстве в России за эти годы и во многом это стало возможным благодаря опыту Пор-Бажына. Да и появление Гудсёрфинга и как идеи, и как сервиса и медиа напрямую связано с этой экспедицией.

 

Сейчас в Пор-Бажыне раскопки не ведутся уже больше 10 лет. Судя по фотографиям, мост практически затонул в иле, а от лагеря ничего не осталось. Однако учёные продолжают вести исследования и летом этого года появилась новость, что были обнаружены доказательства, что Пор-Бажын был всё-таки монастырём.

Пока крепости не удалось стать туристической меккой Тувы, как планировалось когда-то, но всё ещё может быть впереди. А пока Пор-Бажын остаётся далёким и недоступным...

Илья Попов

фото Мария Блохина, Андрей Панин

Only registered users can write comments

Comments (0)